Москва: радиоактивная хорда гражданского протеста

Строительство в Москве нередко сопровождается протестами граждан – слишком велика скученность населения, и любая стройка ущемляет чьи-то интересы. Когда же стройка ведётся на так называемом «радиоактивном могильнике», то у жителей просыпаются чернобыльские страхи. Однако такое словосочетание не знакомо строителям, которым нужны миллиардные контракты. «Беллона» попыталась разобраться, насколько велико загрязнение, чем оно опасно для москвичей, и как безопасно вести строительство.

Два года назад в Москве началось проектирование Юго-Восточной хорды – скоростной 28-километровой автотрассы, которая соединит шоссе Энтузиастов с Варшавским шоссе. Предполагается, что хорда разгрузит МКАД, уберет тысячи машин с Третьего транспортного кольца и свяжет 22 района. Но проект сразу вызвал неприятие общественности.

«Предполагаемая магистраль будет проходить под окнами жилых домов. Детские площадки и скверы будут разрушены, а вместо них во дворах у людей пройдет крупная трасса, которая станет транзитом для всей Москвы. Увеличатся грязь, шум и засветка под окнами жителей. Доступ к местам отдыха будет затруднен. Предлагаемый проект не решит проблем Бутово и близлежащих районов по доступности и сокращению пробок на дорогах», – заявил на слушаниях в Общественной палате РФ активист от районов Северное и Южное Бутово Алексей Фролов.

Радиоактивный могильник?

Однако главное препятствие в виде радиоактивных отходов встало на пути строителей, когда дело дошло до подготовки к возведению моста через Москву-реку в районе Москворечье-Сабурово. На берегу реки расположен Московский завод полиметаллов (входит в топливную компанию «ТВЭЛ» госкорпорации «Росатом»), который сегодня занимается разработкой и производством систем управления ядерными реакторами. Однако с 1934 по 1972 год на заводе производился торий и уран. Промплощадка была тогда значительно загрязнена, однако потом прилегающие к заводу площади, включающие склоны к реке и к станции «Москворечье» были переданы городу – никто тогда не предполагал, какую свинью завод подложил московским властям.

«Недостаточное внимание к вопросам обеспечения безопасности среды обитания и радиационно-экологической обстановки привели к значительному загрязнению промплощадки, зданий и сооружений, территории предприятия. Проведены работы по дезактивации 23 корпусов и водонасосной станции, а также по ликвидации радиоактивно загрязненных участков с выемкой грунтов до глубины 1 метра. Отходы сортировали, а затем вывозили на долговременное хранение на полигон ГУП МосНПО «Радон». После дезактивации остались загрязненные радиоактивными и химическими веществами участки, расположенные на глубине более 1 метра», – писал в 2007 году журнал Ростехнадзора «Ядерная и радиационная безопасность».

Такие участки действительно остались. Как показали исследования, проведённые недавно компанией «Технотерра» по заказу Гринпис, выявлена значительная альфа-активность радионуклидов радия-226 (до 8,2 кБк/кг) и тория-232 (2,7 кБк/кг), а также урана-238 (1 кБк/кг). Это в 11,9 раз больше, чем необходимо, чтобы согласно российскому законодательству отнести грунт к радиоактивным отходам по сумме альфа-радионуклидов. Надеяться на полураспад не приходится – у тория-232 и урана-238 он длится миллиарды лет.

Кроме того, ранее на склоне вдоль железной дороги были обнаружены значительные превышения предельно допустимых концентраций свинца и мышьяка.

Неудивительно, что против «радиоактивной хорды», как ее прозвали в народе, выступили жители 11 районов, где она пройдет – от Нижегородского и Лефортова до Битцы и Бутова. Они собрались в инициативную группу, в которой сегодня около 50 человек. Люди не хотят, чтобы их спальные районы прорезала круглосуточно гудящая восьмиполосная магистраль.

Активисты достаточно быстро увидели главное слабое место хорды – строительство на радиоактивно-загрязнённом месте. В августе 2019 года в Общественной палате РФ состоялись слушания, на которых общественность выступила за изменение маршрута хорды. Власти сначала не признавали проблему, однако протесты довольно быстро стали политическими: к ним присоединились общественные организации, оппозиционные депутаты районов и Московской городской думы.

В итоге главе города Сергею Собянину пришлось успокаивать людей – в январе он заявил, что Москва заключит договор с предприятием «Радон» (входит в госкорпорацию «Росатом» и занимается дезактивацией) по рекультивации склона и вывозу заражённого грунта из города.

Такое решение не устроило активистов, которые устроили народный пост на площадке будущего строительства. Однако 19 марта полиция разогнала протестующих, чтобы беспрепятственно огородить стройплощадку забором. Примечательно, что это событие осталось почти незамеченным в массовом сознании, занятом распространением коронавируса.

Стройка началась

Сегодня строители получили свободу действий в условиях, когда митинги невозможны из-за режима самоизоляции. В то же время строительство может продолжаться, так как режим ЧС не введён.

«Склон захвачен, обнесен забором с колючей проволокой, крышей, установлено видеонаблюдение вдоль забора, чтобы никто туда не пробрался. Уже завезли бытовки для рабочих. Идёт вырубка деревьев, которые многие годы держали склон своими корнями. Там, где мы с осторожностью ходили в бахилах, чтобы не разнести раскопанные грунты, содержащие радиоактивные отходы, сегодня свободно ездит строительная техника, и ходят строители. У нас есть очень серьёзные опасения, что в апреле захотят по-быстрому всё построить», – рассказал «Беллоне» депутат столичного района Печатники Сергей Власов.

Площадь будущей строительной площадки на склоне – примерно 50 на 300 метров. На этом месте собираются строить опоры для моста и съезд на Каширское шоссе. Однако перед строительством нужно будет вывезти радиоактивный грунт – по оценке «Радона» это всего кубометр. Такая оценка крайне удивляет общественников, ведь фонящей земли гораздо больше – в государственном докладе «О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в городе Москве в 2017 году», подготовленном Роспотребнадзором, говорится, что всего на территории рядом с заводом, в том числе на склоне к Москве-реке, где не планируется строительство, содержатся 60 тысяч тонн (32 тысячи кубометров) опасного грунта.

«Но это всё один холм, как его разграничить? В провалах грунта превышение радиоактивного фона: как на склоне, где планируется стройка, так и на склоне к реке. Значит в глубине что-то серьезное», – полагает депутат.

В том месте, где будет опора моста, МЧС и «Радон» намерили 0,9 микрозиверта в час (мкЗв/ч) и 61,4 мкЗв/ч в провале на северо-восточной склоне (допустимая мощность дозы гамма-излучения для населения составляет 0,3 мкЗв/ч). Также склон исследовала компания «Технотерра», которая обнаружила примерно такой же фон – выше нормы в 3-4 раза. В ответе «Радона» на запрос «Беллоны» говорится, что с 7 февраля рядом с железнодорожной станцией «Москворечье» действует пост контроля радиационной обстановки. Мощность дозы гамма-излучения выводится на табло и передаётся в «Радон» по радиоканалу и составляет 0,08-0,12 мкЗв/ч.

Как заявили в «Радоне», сегодня организация занимается подготовительными работами по радиационному контролю и вывозу радиоактивно загрязненного грунта с участка строительства.

Строители обещают приступить к возведению эстакады только после положительных результатов проведения необходимых мероприятий и предоставления документов, подтверждающих очистку территории. Подготовка площадки под строительство должна завершиться до конца мая, после этого летом строители намерены возобновить работу и, несмотря на задержку, сдать хорду в срок в 2022 году.

Требования общественности

Однако инициативная группа требует остановки работ, проведения глубинного обследования почвы и составления радиоактивной карты местности, включая дно Москвы-реки, куда добрался один из радиоактивных хвостов завода с фоном 1,1 мкЗв/ч. После чего необходимо разработать проект вывоза грунта или рекультивации и провести его через государственную экологическую экспертизу и общественные слушания.

Как считает генеральный директор экологического правого центра «Беллона» Александр Никитин, чтобы разрешить данный конфликт, надо провести тщательный радиационный мониторинг – открытый и доступный для всех. После этого надо принимать решение, сколько грунта вывозить и как рекультивировать.

«Нужно провести хорошую работу по мониторингу. Если строители начнут копать, а участок не уберут, то, естественно, пыль вместе с радионуклидами будет распространяться по близлежащей территории. До сих пор грунт лежал, его никто не трогал, и он ушел на глубину, а теперь при строительных работах он может разлететься – всё зависит от силы и направления ветра. Также надышаться могут и сами строители», – предупредил эколог.

Вдохнувшие радиоактивную пыль люди подвергаются повышенному риску возникновения раковых заболеваний. Однако в условиях почти всеобщей паники от коронавируса такая угроза остаётся незамеченной. К тому же злокачественная опухоль возникает спустя годы, поэтому жители мегаполиса не смогут доказать причинно-следственную связь между болезнью и стройкой. Можно посоветовать только одно: избегайте железнодорожной станции «Москворечье» и Каширского шоссе в месте пересечения с Каспийской улицей. Особенно в ветреные дни. А лучше всего в условиях пандемии и опасного строительства покинуть Москву и найти себе красивое и чистое место для самоизоляции подальше от неё.

Игорь Ручьёвский (Беллона.Ru)

, , , , ,